Изучая бесценное наследие

О том, что самый древний и уникальный экземпляр рукописи произведений Захириддина Мухаммада Бабура хранится в Иране, стало известно из каталога Института исламских исследований, изданного в прошлом веке в Турции. По словам составителя каталога, данная рукопись была переписана еще при жизни Бабура в 1524 — 1525 годах и, являясь прекрасным образцом каллиграфического искусства, вызвала большой интерес ученых-бабуроведов.

Об этом экземпляре сборника нашего великого соотечественника мы узнали накануне 525-летнего юбилея Алишера Навои. Но тогда книга считалась имуществом правительственной библиотеки, а позже место ее хранения несколько раз менялось. Поэтому нам не удалось получить точных сведений.

И вот благодаря проведенной в Тегеране XVII международной книжной ярмарке мы ознакомились с фондами музеев и библиотек этого города. Одно из самых радостных событий данной поездки — весть о хранении рукописного сборника произведений Бабура в Тегеранской национальной библиотеке. И во время беседы с официальными сотрудниками этой страны мы договорились об издании экземпляра  рукописи совместно с Тегеранской национальной библиотекой. Спустя не так много времени работники Иранского представительства по делам культуры в Узбекистане передали один экземпляр ценнейшей рукописи Международному общественному фонду имени Бабура и еще один — Государственному музею литературы имени Алишера Навои Академии наук Узбекистана (ныне — музей языка и литературы при Ташкентском государственном университете узбекского языка и литературы имени Алишера Навои).

В результате изучения стало известно, что она состоит из нескольких произведений Захириддина Мухаммада Бабура. Рукопись объемом 1 036 страниц включает в себя «Мубаййин», «Аруз рисоласи», «Бабурнаме», а также перевод произведения Ходжи Ахрора «Рисолаи волидийя».

Первое произведение сборника — «Мубаййин». Во введении есть подтверждение его принадлежности иранской библиотеке и запись на языке фарси о том, что он был отредактирован в 1272 году хиджры (по нынешнему летоисчислению — в 1855 году). Произведение мы сверяли с текстами уникальных экземпляров, хранящихся в рукописных фондах Государственного музея литературы имени Алишера Навои и Института

востоковедения имени Абу Райхана Беруни Академии наук (ныне Центр восточных рукописей при Ташкентском государственном институте востоковедения). Сверка показала, что тегеранский экземпляр «Мубаййин» может служить важнейшим источником для устранения некоторых недостатков в имеющихся у нас экземплярах. Кроме того, он положительно влияет на восстановление авторского варианта: ведь в тегеранском экземпляре под строками идет их дословный перевод на фарси, а на полях размещены комментарии — все это направлено на то, чтобы читатель правильно прочитывал узбекский текст и легче осваивал его содержание.

Такая сложная, трудоемкая работа проделана и в отношении книг «Аруз рисоласи», «Бабурнаме», «Рисолаи волидийя», что является преимуществом тегеранского экземпляра. Несмотря на это, и он не лишен отдельных недостатков. Например, на 7-й, 12-й и нескольких других страницах нет заголовков, в нем пропущено более 700 бейтов, а также аяты, приведенные из Корана.

В свою очередь есть все основания для того, чтобы назвать тегеранский экземпляр рукописи источником, позволяющим внести поправки в экземпляры, которые хранятся у нас. А это показывает, что, несмотря на издание «Мубаййин» в нашей стране и создание его научно-критического текста, работа в данном направлении требует продолжения.

«Аруз рисоласи» является еще одним произведением, вошедшим в тегеранский рукописный экземпляр. Данный трактат Бабура по теории стихосложения считается вторым крупным трудом об арузе после произведения Алишера Навои «Мезон-ул-авзон». Он также является своеобразной антологией: в нем упоминаются имена более чем 60 поэтов XI —  XVI веков и приводятся отрывки из их произведений.

До недавнего времени было известно только об одной рукописи «Аруз рисоласи», хранящейся в Национальной библиотеке Франции, и она считалась единственной. Этот экземпляр был переписан каллиграфом Мухаммадом Самарканди спустя всего 3 — 4 года после смерти Бабура в 1533 — 1534 годах, а потому с точки зрения древности он признавался как самый близкий к авторскому тексту.

Следует особо отметить, что во второй части своего трактата Бабур, говоря о разных стихотворных размерах, приводит в качестве примера бейты из газелей на языке фарси и на тюркском. При этом рядом с каждым бейтом указывает имя автора. О том, что бейты без указания автора принадлежат самому Бабуру, есть памятка в Парижском экземпляре рукописи. К сожалению, эта часть рукописи не вошла в тегеранский экземпляр. А ведь  именно в этой части приведены стихи Фирдоуси, Саади, Хосрова Дехлави, Бинои и многих других знаменитых поэтов.

Следующее произведение, включенное в тегеранский экземпляр, — это «Бабурнаме».

Хотя первые уникальные рукописи этой книги и существовали, ее научно-критический текст не был создан до последнего времени. Это стало причиной возникновения недостатков и неточностей как при ее издании, так и при переводе на другие языки. Крупные ученые-востоковеды Анетта Беверидж, Порсо Шамсиев, Садык Мирзаев, Сабохат Азимджанова, Гайбулла Саломов, занимавшиеся подготовкой этого бессмертного памятника-шедевра к изданию и его переводом, особо подчеркивали жизненную необходимость создания его научно-критического текста. Выполнение этого крайне сложного, ответственного и благородного дела выпало на долю известного японского бабуроведа, профессора Эйджи Мано. Результаты его почти тридцатилетнего кропотливого труда были представлены вниманию общественности в 1995 году, а в 1996 году — как продолжение этого издания — отдельной книгой  вышли исчерпывающие «Указатели».

Данный научно-критический текст подготовлен на основе четырех экземпляров на языке оригинала (это экземпляры библиотек Эльфинстона, Хайдарабада, Британии, а также экземпляр Казанской печати) и одного рукописного экземпляра на языке фарси. Кроме того, Э. Мано пользовался еще двумя рукописями на языке фарси — «Вокеоти Бобури», хранящейся в Национальной библиотеке Нью-Дели, и экземпляром Национальной библиотеки Франции. Таким образом он исследовал семь рукописей «Бабурнаме», взяв за основу хайдарабадский экземпляр. Вместе с тем Эйджи Мано, хотя и создал совершенный во всех отношениях труд, основывающийся на всех известных рукописях и указывающий на текстологические расхождения в них, все же отметил, что работа над самым близким к авторскому и самым надежным изданием должна быть продолжена. Причем особо подчеркнул, что в этом деле может помочь иранский экземпляр. К сожалению, вариант «Бабурнаме», вошедший в тегеранский экземпляр, не оказался таким древним и полным, как представлялось.

Но в целом тегеранский экземпляр сборника достоин внимания ученых в качестве своеобразного и неповторимого источника для возрождения самых надежных текстов произведений Захириддина Мухаммада Бабура.

К сегодняшнему дню мы располагаем лишь частью рукописного наследия Бабура, находящегося в зарубежных странах. Знакомство с другой, причем еще большей частью произведений, хранящихся в книжных фондах Ирана, Турции, Индии, Китая, их копирование для пересылки на Родину — наша  актуальная задача. Глубокое изучение бесценного наследия предков не только поможет лучше узнать об общей культуре народов Востока, но и будет способствовать дальнейшему укреплению уз дружбы.